Карамельная Змея (nuga_nagaina) wrote,
Карамельная Змея
nuga_nagaina

"Гроза", отчет с ролевой игры


Агафья Федоровна Румянцева, мещанского сословия, двадцать лет прожив мужней женой, четыре года назад овдовела. Самоварной фабрикой стали управлять сыновья, старший женился – осталась Агафья как-то не у дел. Тут ее и надоумили добрые люди сходить помолиться к старцу в Белозерский скит. Ну, она к старцу сходила, потом в Макарьевский монастырь, потом еще куда-то, и очень ей это понравилось. Как помолишься – такая легкость в сердце, просто рай на земле!
В последнее время, правда, все чаще она проходила через Енск. Уж больно хорош тут был полицмейстер, Лавр Владимирович, и вроде как и он на нее поглядывал. Платок вон подарил с бахромой… В общем, почему-то все дороги стали вести в Енск. Было у нее тут и еще одно дело: года два назад благословил ее старец по мере слабых сил ее помогать государю императору. В лице жандармерии. Ничего серьезного, конечно, Агафья разузнать не могла, но уж если что примечала – охотно рассказывала ротмистру, как и предшественнику его.
В этот раз она застряла в Енске на несколько дней – со всеми ж надо чаю попить, последние новости рассказать. А тут целая толпа с парохода сходит – как не поглядеть! Во-первых, театральная труппа приехала, спектакли обещали показывать. Не очень это благочестивое дело, но интересное. Во-вторых, свалился с парохода пьяный мужичок – я, грит, племянник Любовцевский, подать мне наследство! А в-третьих, появились два чиновника-инженера из Петербурга, чтобы железную дорогу проводить. Вот тут Агафья Федоровна насторожилась: все знают, что это антихристово дело! Сперва диаволу дорогу расчищают, а потом он сам по рельсам бегает, дымом пышет, души ловит. Была у Румянцевой знакомая в Енске, Ольга Константиновна, умнейшая женщина, она ей все и подтвердила: диавольское дело, точно-точно. Вдвоем они и план составили, как с наваждением бороться: 1) споить, 2) подкупить, 3) соблазнить. Забегая вперед – ничего не получилось. Потому что слаба вдовица против врага рода человеческого!
Почти сразу по приезду театральные устроили танцевальный вечер. Агафье Федоровне не с руки танцевать было, но любопытство взыграло – увязалась она за племянницей своей. Лизавета Алексеевна, троюродная ее племянница, держит в Енске модную лавку, а училась тому в столице, так что много чего знает. Ну и хороша собой, естественно! Так что неудивительно, что на первый же танец ее пригласил чиновник из Питера, который повыше и посуровее был. Барон, говорят. Танцы пошли – страх божий! Не то что за руку, за талию девицу держат – и ни о какой свадьбе речи нет! Лизавета сказала – только если три раза с одной и той же протанцуешь. Агафья специально примечать стала, так барон ни с одной даже два раза не танцевал! Осторожный, видать! Да и вообще все больше с актерками плясал, а их, знамо дело, хоть за задницу держи – холостым останешься.
Потом Агафья ненадолго в соседнюю обитель сходила. Возвращается – в Енске куда веселее стало. Театральные всех на спектакли созывают. Племянник Любовцевский то и дело пить бросает, каждый день раз по пять. Ардалион Силыч, который недавно хозяином мильонного состояния стал, ему изо всех сил помогает. (Василиса Лукинична, в его доме живущая, говорит, что гулять-то он гуляет, а деженки не убывают – умен, видать, хоть и молод!) У Таифы Марковны мастерская сгорела, и по Енску стала погорелица-кликуша бродить, всех подряд виноватить. Агафья заикнулась было, что кто ж ей виноват, коль сами за работой заснули, так врач Станислав Михалыч ее ганжой самоварной обозвал. Ну конечно, человек ученый, слов разных много знает, чего б не прикрикнуть на вдову-то, за нее ж никто не заступится!
Только Агафья Федоровна собралась дальше по святым местам пойти, как словила нехорошую болезнь и чуть от нее не померла, поскольку врача звать точно уж не собиралась. Позвала его опять же Ольга Константиновна. Сперва он таблеток дал – так себе помогли, но потом его новая помощница, Сашка любовцевская, иконку принесла и святую молитву прочитала – сразу полегчало.
Тут новая напасть – племянница ходит мрачная, на вопросы отвечать не хочет. Ну, Агафья Федоровна случайно мимо окна шла, дак услышала, что на ней долг висит немалый, вроде его как раз стребовали. И вроде как трех тысяч не хватает. Написала она сыновьям домой – дайте, мол, родня все-таки. Сыновья у Агафьи Федоровны хорошие выросли, быстро прислали вексель. Да Лизавета только посмеялась – мне, грит, пятнадцать тыщщ надо, а ваши копейки дело не спасут. Ну ладно, деньги в дело вернутся, а племянница вроде придумала, как выкрутиться. И так придумала, что заодно и замужем оказалась, слава тебе господи. За слугой диавольским, правда, из Петербурга, ну да ничего, лишь бы мужем был заботливым.
Пока суд да дело – новый спектакль в театре. Ну, почитай весь Енск туда собрался, так и Агафья пошла. Спектакль был интересный, про кого-то из соседей. Агафья вот точно знала старуху, которая там главная была, только фамилию забыла! А как кончился спектакль, народ к выходу потянулся – вдруг стрелять начали! И как назло, Агафья как раз вышла – нет бы замешкаться! Даже непонятно толком, что там произошло! Точно только, что ротмистра Разумовского убили и подручного его, что недавно в Енск приехал. Ай, горе-то какое! Владимир Петрович такой видный был мужчина! И мальчик-корнет – красавчик молоденький, всю войну прошел без царапины, а тут на тебе, в каком-то театрике пристрелили! А Агафью Федоровну даже в больницу не пустили посмотреть, кого еще ранили – Станислав Михалыч как рявкнет на нее! как дверью хлопнет! Нехороший человек, вот помяните мое слово – нехороший.
Стоит Агафья Федоровна посреди Енска и даже не знает, куда ей головой-то крутить. Тут утопленницу нашли – девица, что хорошим манерам енчан обучала, в Ень бросилась. У нее, вишь, любовь с ротмистром была, да не успела женой рядом с ним встать. Там еще один любовцевский родственник нашелся, только не дурной, как первый, а миллионщик из Сибири. Тут теперь, грит, дела делать буду, а то и в Петербург поеду. Здесь Лизавета-племянница в Петербург собирается. А там осиротевшие недавно купеческие дочки тоже женихов себе вдруг нашли – один, простигосподи, цыган, черный да страшный, одна радость, что православный, а второго Агафья Федоровна вообще не знает, и спросить некого. Потом Станислав Михалыч, врач, Вер Палну вдруг за руку ведет и тоже – мы, мол, женимся. Мы, мол, общее в прошлом нашли и в душах.
Только Агафья Федоровна подумала – не замучался бы отец Митрофан венчать, как полицмейстер перед ней на колено встал и цветочек протягивает: будьте, грит, моей женой. Ну, она сразу согласилась, дело хорошее! И даже головой крутить перестала. Ей теперь муж про все, что было в городе, рассказывать будет. А на Рождество в Петербург поедем, к Лизавете – в Александро-Невской лавре Агафья Федоровна еще не была, а теперь и остановиться есть у кого. Жизнь, в общем, наладилась!
Чего и вам от всего сердца желаем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments